Uzmetronom.com > Ракурс > Узбекистан – США: заплыв Кролом

Узбекистан – США: заплыв Кролом


Узбекистан – США: заплыв Кролом

По предварительной информации, в конце апреля в Ташкент должен прибыть помощник заместителя госсекретаря США Джордж Крол. Это будет первый визит высокопоставленного американского дипломата в Узбекистан, делегированного новой администрацией США. Однако для самого Дж. Крола посещение страны первым не станет, не далее, как 25 июля прошлого года, он был здесь, встречался с министром иностранных дел Владимиром Норовым и правительственными чиновниками, курирующими деятельность религиозных организаций.

Перечень вопросов, которые намерен обсудить Дж. Крол с руководством Узбекистана, пока неизвестен, как не известны на данный момент и представители узбекской стороны, с которыми помощник заместителя намерен встретиться. Однако, учитывая позитивные тенденции узбекско-американских отношений последних двух лет, а также специфику проблем, которые, как правило, курирует Джордж Крол, аналитики склонны считать, что предстоящий визит непременно приведет к более тесному сближению двух государств.

В первую очередь, в сфере политического и военно-технического сотрудничества, обусловленного присутствием воинского контингента НАТО в Афганистане и общей нестабильностью в этой стране, ставшей перманентной головной болью для узбекского руководства. Я не случайно распределил приоритеты именно в этой последовательности. Известно, что Узбекистан не удовлетворен нынешней (весьма скромной) ролью, отведенной ему международным сообществом в части политического влияния на решение афганской проблемы. Для высшего руководства Узбекистана принципиально важно, чтобы его мнение по тем или иным проблемам планетарного характера, непременно принимали в расчет, пусть и на уровне констатации самого мнения, отличного от других. Но не только это. Узбекистан действительно хочет влиять на ситуацию в составе самых авторитетных стран, тем самым, подчеркивая, что с его позицией должны считаться те, кто реально выстраивает все сегменты глобальной политики.

Что касается усиления военно-технического взаимодействия, то в нем заинтересованы и Узбекистан, и США. Тот редкий случай, когда позиции и взгляды сторон на сложившуюся ситуацию совпадают почти по всем основным параметрам. Узбекистан видит в США и НАТО реальную военную силу, способную адекватно и эффективно реагировать на любую угрозу стабильности, откуда бы она ни исходила и кем бы ни была инициирована. ОДКБ, куда Узбекистан вернулся после андижанских событий 2005 года, по целому ряду причин таких гарантий дать не в состоянии. Пока это все же несформировавшаяся организация, не способная к согласованным действиям и решениям в оперативном режиме. Отчасти поэтому и, наверное, в связи с планируемым визитом Джорджа Крола, Узбекистан не счел нужным присутствовать на встрече глав внешнеполитических ведомств стран ОДКБ, прошедшей недавно в Ереване. Тем более что аналогичная встреча и в том же составе запланирована ОДКБ на начало лета этого года.

В качестве подтверждения верности выводов позволю себе напомнить заявление Ислама Каримова относительно урегулирования ситуации в Афганистане, сделанное им на саммите НАТО в Бухаресте. Узбекистан, на тот момент уже восстановивший членство в ОДКБ, тем не менее, ни словом не обмолвился о полезности и возможной эффективности участия в афганском урегулировании Организации Договора о коллективной безопасности. Проще говоря, Ислам Каримов ясно дал понять, что союз Узбекистана с ОДКБ – явление временное, обусловленное политической конъюнктурой, но совсем не однозначная приверженность страны военному блоку с доминантой России и сомнительными стратегическими перспективами. Другими словами, Узбекистан устами первого лица государства подал сигнал Западу, что готов сотрудничать с ним в противодействии внешним угрозам, невзирая на старые обиды и взаимные претензии.

С чего бы такой крутой разворот? Причин много, и о них писали неоднократно. Однако не припомню публикации, в которой автор отдал бы должное американской дипломатии и американским дипломатам, в случае с Узбекистаном, сумевшим технично и грамотно развести проблемы, еще вчера казавшиеся неразрешимыми. Специалисты склонны считать, что особая заслуга в подвижках взаимоотношений принадлежит бывшему послу США в Узбекистане Джону Пурнеллу и нынешнему Ричарду Норланду. Для наглядности навскидку перечислю визиты в Узбекистан высокопоставленных американских чиновников, состоявшиеся после известных майских событий 2005 года.

9 августа 2006 года в Ташкент прилетает помощник госсекретаря США Ричард Баучер.

28 февраля 2007 года узбекскую столицу посещает заместитель помощника госсекретаря Эван Фейгенбаум.

24 января 2008 года Ислам Каримов принимает командующего Центральным командованием США, адмирала Уильяма Фэллона.

30 мая 2008 года визит в Узбекистан вновь совершает Ричард Баучер.

28 августа 2008 года в Ташкент прилетел исполняющий обязанности командующего Центральным командованием США, генерал Мартин Дэмпси.

Осенью того же года в Вашингтон вылетает министр иностранных дел Узбекистана Владимир Норов.

16 января 2009 года в Ташкент прибыл новый командующий Центральным командованием США, генерал Дэвид Петреус…

Допускаю, что кого-то из американских визитеров упомянуть забыл, но и этот перечень представляется весьма авторитетным. Добавим сюда фантастические налоговые послабления для американской автомобильной компании GM и возобновление сотрудничества с компанией «Кейс» по производству тракторов. Все это, как минимум, свидетельствует об эффективной работе дипломатического корпуса в стране пребывания, рассчитанной на достижение взаимоприемлемого компромисса, определяющего ближнюю и дальнюю перспективы взаимоотношений двух государств. Быть может, именно такой прагматичный (причем, с обеих сторон) подход изначально предполагает успех предстоящего визита помощника заместителя госсекретаря США…


 
27 апреля 2009. Автор: Сергей Ежков