Uzmetronom.com > Ракурс > Молодые да ранние

Молодые да ранние


Молодые да ранние

Любопытное письмо получили на днях. О первом заместителе начальника ГНИ Янгиюльского района Ташкентской области Абдугани Юлдашеве. Точнее, о том, как он строил дом, как организовал женитьбу младшего брата. Кому-то дал понять, что надо поставить кирпич на строительство, кому-то намекнул, что неплохо бы завезти кованые ворота, кому-то - оконные рамы, цемент, половые доски и так далее. Что касается женитьбы, то и здесь не обошлось без содействия бизнесменов, подпадающих под юрисдикцию районной налоговой службы. Содействия, мягко говоря, не добровольного. Вплоть до того, что еду на свадьбу несли тазиками. Деньги – само собой.

Обычная практика, скажет читатель, хорошо знакомый с тем, как в Узбекистане работают государевы люди, официальная зарплата которых на несколько порядков ниже неофициальных расходов. Практика более типичная для структур, что в силу возложенных на них полномочий призваны стоять на страже закона, наделены фискальными либо репрессивными функциями. То есть, в их распоряжении рычаги давления на человека. Явление не новое. Еще лет пятнадцать назад, снимая с должности очередного высокопоставленного бая, президент Узбекистана с горечью констатировал: «К кому пойдут люди, если сами служители закона преступники?» Те, кого он имел в виду, на некоторое время затаились, пересели с дорогих иномарок на старые советские автомобили и переоделись в костюмы от швейного объединения «Юлдуз».

Затишье продолжалось недолго. С треском снятый высокопоставленный чиновник оказался родственником другого, еще более высокопоставленного, и плавно пересел в кресло начальника областного управления юстиции. Челядь рангом пониже «почистила перышки» и в своем подавляющем большинстве вышла из схватки без потерь для личного состава. Старые советские автомобили были забыты месяца через три. Все поняли: гром и молнии – это для плебса, к коему чиновная элита себя никогда не причисляла.

Деградация налоговой службы, кстати, началась параллельно с комплектованием ее штата выходцами из МВД Узбекистана. Они же привнесли в деятельность этой структуры отнюдь не самые лучшие методы работы из той, где работали прежде. Шантаж и вымогательство стали здесь нормой. В том же Янгиюльском районе одна из компаний добилась возвращения ей переплаченных в бюджет налогов, от которых, как выяснилось, была освобождена. Однако, чтобы деньги поступили на расчетный счет, необходима подпись того самого заместителя начальника ГНИ, с упоминания о котором начаты эти заметки. За подпись, утверждает автор письма, А. Юлдашев требует треть от начисленных к возврату денег…

Казалось бы, в чем проблема, скажет читатель, в своих умозаключениях опирающийся на нормы закона, а не сложившиеся в стране реалии. На действия заместителя начальника ГНИ можно пожаловаться вышестоящим начальникам.

Теоретически можно. Можно и практически, если не знать, что в фискальных и репрессивных ведомствах Узбекистана случайных людей не так много. Остальные, как правило, имеют родственные и одновременно «межведомственные» связи. Напишешь жалобу на представителя одного ведомства, а к тебе придут из другого. И повод найдут, и нарушения. В лучшем случае – лишишься бизнеса, в худшем – еще и свободы на весьма продолжительный срок. Себе дороже, выходит. А посему терпят.

И вот, о чем еще непременно необходимо сказать. По нашим данным, Абдугани Юлдашев родился в 1976 году. То есть, относительно молод. Формирование его мировоззрения и отношения к государственной службе проходило в суверенном Узбекистане, а не в многократно обруганном СССР. Он – представитель того поколения, на которое Ислам Каримов делает ставку, регулярно подчеркивая, что только по-новому мыслящие граждане, не отягощенные рудиментами и идеологией прошлого, могут построить развитое демократическое государство.

Боюсь, заблуждается глава государства. Это - потерянное поколение, воспитанное существующими реалиями, а не примитивной пропагандой, потоком льющейся из всех местных средств массовой информации. Для таких людей нет ничего святого, нет ничего запретного, нет морали и нравственности, достоинства и чести. Единственное мерило для них – деньги и их количество. Они видят: всё в этой стране решают деньги. И понимают, что самый простой путь к большим деньгам – это соответствующая должность. Должность - это деньги, благополучие, процветание и социальный статус. Все остальное – демагогия, не имеющая прикладного значения.

 
24 января 2014. Автор: Сергей Ежков