Uzmetronom.com > Политика > Астанинский процесс и сатанинские игры

Астанинский процесс и сатанинские игры


Астанинский процесс и сатанинские игры

Для Сирии наступает «час икс»: страна переходит к этапу постконфликтного урегулирования и готовится к разработке новой конституции. В ООН надеются, что первое заседание конституционного комитета Сирии удастся провести до конца этого года. Однако США требуют форсировать процесс и даже поставили ультиматум ООН: решить вопрос по формированию конституционного комитета строго до 14 декабря. В противном случае Вашингтон будет настаивать на том, чтобы свернуть и астанинский, и сочинский процессы урегулирования. Чем это грозит?

Для начала коротко о том, что из себя представляют оба процесса. Встреча на сочинской площадке прошла 30 января 2018 года и была разовой акцией, которая носила скорее декларативный характер с целью подчеркнуть причастность России. Встречу в Сочи бойкотировали и сирийская оппозиция, и курды, и Запад. Результата она не принесла. Поэтому упразднение этого формата переговоров, думается, особого ущерба процессу сирийского урегулирования не нанесет.

Чего, конечно, нельзя сказать об астанинской площадке. Ее упразднение может привести к катастрофическим последствиям. Нельзя забывать, что именно столица Казахстана стала местом, где были достигнуты самые значительные и вполне осязаемые договоренности между сторонами сирийского конфликта.

В Астане впервые за стол переговоров сели все конфликтующие стороны. В рамках астанинского процесса в Сирии были созданы четыре зоны деэскалации. В трех из них - Восточная Гута, район севернее Хомса, а также территории на юге Сирии – сейчас установлен мир и идет процесс полноценного восстановления. Границы этих зон не статичны, так как они постоянно расширяются по мере присоединения к процессу примирения новых населенных пунктов Сирии. Сейчас их количество уже превысило 2200.

Именно в Астане стороны сирийского конфликта договорились обменяться пленными, создать условия для безопасного возвращения беженцев в места их проживания и выработать механизм осуществления режима прекращения огня. Все это позволило международным гуманитарным организациям начать поставку помощи остро нуждающимся в ней сирийцам.

Насколько это важно? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо изучить ситуацию в Йемене, где тоже идет гражданская война и параллельная борьба с засильем террористов. Из-за отсутствия адекватной переговорной площадки в этой стране разразился самый масштабный в современной мировой истории гуманитарный кризис. Картина жизни в Йемене сейчас выглядит так: голод, массовая гибель детей от недоедания и полное отчаяние взрослых, которые, не имея возможности питаться чем-то другим, едят листья с деревьев и кормят ими малышей.

Да, в Сирии тоже гуманитарный кризис, но его масштабы несравнимо меньше, именно потому что стороны конфликта ведут переговоры и пытаются обеспечить условия для выживания гражданского населения. А возможными такие переговоры стали исключительно благодаря астанинскому процессу.

Переговорная площадка в Астане важна еще и тем, что там собираются делегаты самого высокого ранга, в частности министры иностранных дел стран-гарантов сирийского перемирия - Турции, Ирана и России. А это значит, что речь на таких переговорах идет не только о текущих проблемах сирийцев, но и, в целом, о выработке общей позиции внешних участников процесса. А это в современных геополитических условиях едва ли не важнее, чем взаимоотношения сторон конфликта внутри страны.

В таком контексте заявления спецпредставителя Госдепа США по Сирии Джеймса Джеффри о необходимости сворачивания астанинского процесса выглядят, как минимум, нецелесообразными. Зачем закрывать то, что успешно работает? Причем закрывать, не предлагая при этом альтернативы. 

Еще более странно выглядят эти предложения, если вспомнить что лично gрезидент США Дональд Трамп предлагал перенести на астанинскую площадку переговоры по урегулированию другого конфликта – на Западе Украины. Если США не верят в эффективность астанинского процесса, то почему хотят, чтобы в столице Казахстана проходили другие переговоры? Нелогично.

Хотя логику в этом поведении можно отыскать, если вспомнить, что политический торг на грани фола в последнее время стал отличительной характеристикой стратегии Белого Дома. Угрозы выйти из международных организаций при условии малейшего недовольства их деятельностью, предупреждения о разрыве отношений с ключевыми партнерами в случае неудовлетворения даже самыми незначительными моментами: ультиматумы из Вашингтона - стали привычной практикой современной мировой политики.

Думается, что и в этот раз сирийский вопрос стал лишь предметом нового геополитического торга, ставки в котором могут быть не совсем очевидны. Зато цена его вполне понятна: мирная жизнь отдельно взятой страны и миллионов ее граждан…


Абдусамат Сапарбаев



 
24 декабря 2018.