Uzmetronom.com > Дата > Памяти Первого

Памяти Первого


Памяти Первого

2 сентября 2016 года принято считать днем смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова. Когда-то его называли человеком, определившем эпоху. Высокопарно, подобострастно, но применительно к стране, у руля которой он стоял более четверти века, совершенно верно. Время Каримова, эпоха Каримова – так характеризовали современники годы политического и экономического становления суверенного Узбекистана. И это тоже было правдой.

Противоречивый и цельный, эмоциональный и хладнокровный, правый и неправый, он никогда не допускал снисходительного или пренебрежительного отношения, заставляя уважать себя, свою страну, делая единомышленниками даже тех, кто при иных обстоятельствах готов был стереть его в порошок. В политике следовал известной формуле, выведенной русским литературным классиком: «Не верь, не бойся, не проси».

Обладая цепким умом и блестящей памятью, первый президент Узбекистана, будучи уже в преклонном возрасте, сохранял ясность мысли и адекватность восприятия. Его сложно было ввести в заблуждение. Умея считать до десяти, он всегда останавливался на девятке, тем самым держа в тонусе ближайшее окружение и, не давая ему расслабиться. Восток.

Ислам Каримов вёл Узбекистан по пути, который в его представлении являлся не просто оптимальным, но и единственно верным. С учетом азиатской специфики, не злоупотребляя скоростью, умело маневрируя на крутых поворотах, раз и навсегда отдав предпочтение конкретной стабильности в ущерб иллюзорным свободам с их оборотной стороной. С точки зрения приверженцев западной демократии, он был классический диктатор. С позиции своего народа – суровый, но справедливый руководитель, на протяжении всего своего правления, обеспечивавший Узбекистану мир и оберегающий народ от невзгод и потрясений.

Жил так, будто впереди была целая вечность. Не приветствуя прижизненных памятников себе, не одобряя тиражирования своих портретов, не претендуя на роль отца нации, закрепленную на законодательном уровне, сообразно своему пониманию места и роли личности во времени и пространстве. Не потому, что был лишён тщеславия и амбиций, а поскольку чётко осознавал всю зыбкость и недолговечность полученных регалий и потоков лести. У него была своя система координат, помогавшая выверять линию поведения и, возможно, не совпадавшая с иными. Но он был такой во всем. И это необходимо принять как данность.


 
3 сентября 2019. Автор: Редакция