Дорогая передача, во субботу…

Здравствуйте, уважаемая редакция. Хочу обратиться к нашей власти с вопросами, которые волнуют не только меня. Объясните, пожалуйста, целесообразность дальнейшего заточения граждан по месту жительства, сопровождаемого запретом на работу, если в Узбекистане пандемия коронавируса в классическом толковании этого термина не наблюдается.

Правительство сделало всё для того, чтобы свести количество заболеваний к неизбежному минимуму, поместив репатриантов в специальные карантинные лагеря сразу по возвращении на родину. Последний эшелон (борт) с соотечественниками прибыл в страну две недели назад. Авиасообщение с другими государствами закрыто, железнодорожное и автомобильное — тоже. Правительство полностью перекрыло границы, тем самым исключило внешнее проникновение заразы. Спасибо ему за это. Честно и искренне.

Мне могут сказать: количество зараженных еще растет, пик не пройден. Вижу, читаю. Прямо сводки Совинформбюро с потерями и оставленными населенными пунктами: «Вчера наши войска после упорного сопротивления оставили города…»

Одно смущает: почему ответственные санитары Минздрава старательно избегают конкретизации источников пополнения зараженными? Кто, где, при каких обстоятельствах. Не потому ли, что каждый новый случай происходит в местах принудительной изоляции, где не соблюдаются санитарно-гигиенические нормативы, обязательные при таких обстоятельствах? Если я не прав, разубедите меня и всех граждан Узбекистана. В интернете, в лучшем случае, информационная трескотня о дополнительно выявленных, разбавленная отчетами чиновников о намерениях и задержаниях.

Теперь относительно запрета на работу. Один министр признал, что пандемия оставила без работы полтора миллиона человек. Другой сказал, что два с половиной. До того было сказано, что ежедневный доход 4-5 миллионов граждан нашей страны равен 10 тысячам сумов, что сегодня меньше одного доллара в сутки. Это же сколько трудоспособного населения сидит дома без средств к существованию. С зарплатой остались только чиновники. Имея 14 миллионов в месяц гарантированно, можно сколь угодно дома сидеть.

При этом крупные промышленные предприятия работают. В том же Алмалыке или Бекабаде, недавно закрытыми на въезд-выезд, за все время карантина на производстве не было зарегистрировано ни одного случая заболевания коронавирусом. Там что, другие люди? Вирусоустойчивые? Гвозди бы делать из этих людей, как писал известный пролетарский поэт?

Или торговля. Объясните, пожалуйста, почему в Korzinka.uz, Makro, Теген, для которых каждый сегодняшний день, как предновогодний, товар покупать безопасно, а в ларьке напротив, где все дешевле вдвое, нет? Почему выездная торговля товарами повседневного спроса – нормально, а стационарная неприемлема?

Почему одним можно, другим нельзя? Я все понимаю: вселенский страх по поводу коронавируса, сопровождаемый телевизионными репортажами с вереницей гробов и братскими могилами, не обошёл нас стороной. Все повелись, не только мы. И я рад, что правительство вовремя приняло необходимые меры, чтобы обезопасить народ Узбекистана. Спасибо, без тени иронии.

Но давайте уже выходить из состояния животного страха и перестраховки. Давайте поэтапно открывать шлюзы нормальной жизни. Сразу – не надо, смоет. Но постепенно, обязывая владельцев общественного транспорта, торговых точек, парикмахерских, ремонтных мастерских, малых цехов, станций техобслуживания и так далее обеспечивать регулярную дезинфекцию салонов и помещений, а персонал – средствами защиты от заражения вирусом. И бескомпромиссно контролировать, чтобы соблюдали.

Я понимаю, что это не просто. На одной чаше весов — жизни миллионов людей, на другой — деньги, которые без людей просто бумага. Но я понимаю и то, что продуктовых пайков с макаронами и растительным маслом на всех и надолго не хватит. К тому же, люди хотят жить и работать. Именно в этой последовательности: жить и работать. Имеют право.

Уважаемая редакция. Я хотел поставить под этим письмом свою фамилию, но боюсь. Тут вон 15 суток дают за спрос с памятника, а я с власти пытаюсь спросить.

С уважением, постоянный читатель.

Свежие публикации

По суду и о стране судят

Пытаюсь самостоятельно осмыслить суть реформы судебной системы, поскольку молчат судьи, молчит адвокатское сообщество, молчат прокуроры...

Памяти товарища

1 августа в Нукусе состоялась траурная церемония в память о скончавшемся от коронавируса председателе парламента Каракалпакстана Мусе Ерниязове. В церемонии принял участие президент Узбекистана, отметивший заслуги покойного перед народом и государством...

От Майорова о полковнике

17 июля пресс-служба Верховного суда сообщила о вынесении Военным судом приговора полковнику Вооруженных сил Узбекистана Акбару Ярбабаеву, признанному виновным в измене государству. Поскольку тогда ни одно издание не поинтересовалось мнением адвоката о ходе судебного следствия, мы решили восполнить этот пробел...

Цыплёнок тоже хочет жить

В Узбекистане по подозрению на инфицирование COVID-19 госпитализированы несколько руководителей регионов. Характерно, что все они предпочитают проходить лечение не там, где неустанно трудятся во благо народа, а в столичных клиниках...

С голоду никто не умрёт

Указом президента Узбекистана с 1 сентября этого года на 10 процентов будут повышены размеры пенсий, пособий, выдаваемых инвалидам с детства, престарелым и нетрудоспособным гражданам, не имеющим необходимого стажа работы...

Да пребудут в целости…

Недомастера, околоспецы, полуинтеллигенты – худшая категория людей на белом свете, как писал один из самых читаемых журналистов советской эпохи. От одного берега отбились, к другому не прибились....

Не ставьте нас в стойло

Мне, как автору статьи «Не щадя кошелька нашего», несомненно льстит, что Агентство по управлению государственными активами читает UzMetronom.

Два шага назад исключаются

24 июля президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву исполнилось 63 года. Возраст Пророка, как считается на Востоке. Торжеств национального масштаба по такому случаю в стране не предвидится. И не только потому, что они бы выглядели неуместно...

Публикации по теме

Сейчас читают
Популярное

По суду и о стране судят

Пытаюсь самостоятельно осмыслить суть реформы судебной системы, поскольку молчат судьи, молчит адвокатское сообщество, молчат прокуроры...

От Майорова о полковнике

17 июля пресс-служба Верховного суда сообщила о вынесении Военным судом приговора полковнику Вооруженных сил Узбекистана Акбару Ярбабаеву, признанному виновным в измене государству. Поскольку тогда ни одно издание не поинтересовалось мнением адвоката о ходе судебного следствия, мы решили восполнить этот пробел...

Памяти товарища

1 августа в Нукусе состоялась траурная церемония в память о скончавшемся от коронавируса председателе парламента Каракалпакстана Мусе Ерниязове. В церемонии принял участие президент Узбекистана, отметивший заслуги покойного перед народом и государством...

Цыплёнок тоже хочет жить

В Узбекистане по подозрению на инфицирование COVID-19 госпитализированы несколько руководителей регионов. Характерно, что все они предпочитают проходить лечение не там, где неустанно трудятся во благо народа, а в столичных клиниках...

С голоду никто не умрёт

Указом президента Узбекистана с 1 сентября этого года на 10 процентов будут повышены размеры пенсий, пособий, выдаваемых инвалидам с детства, престарелым и нетрудоспособным гражданам, не имеющим необходимого стажа работы...

Да пребудут в целости…

Недомастера, околоспецы, полуинтеллигенты – худшая категория людей на белом свете, как писал один из самых читаемых журналистов советской эпохи. От одного берега отбились, к другому не прибились....

По какой цене уходит за бугор золото?

Госкомстат Узбекистана не сообщил, сколько всего золота продано и кому. Отсутствие этих сведений, считают финансовые аналитики, не позволяет определить, по какой цене продано золото и соответствует ли она той, что сложилась на мировом рынке...

Не ставьте нас в стойло

Мне, как автору статьи «Не щадя кошелька нашего», несомненно льстит, что Агентство по управлению государственными активами читает UzMetronom.